» » победа или ничья ставка
Спортивные ставки
 
Букмекерские конторы
Школа ставок

Чемпионат Голландии по футболу на Куличках.


Основание. Считается, что к основанию клуба были причастны два молодых британских.----------------------------------------------------------------------- Киев, "Радянська школа", 1989. OCR & spellcheck by Harry Fan, ----------------------------------------------------------------------- В этой книге я всего лишь добросовестный и прилежный писец. - Нет, - резко сказал Баурджан Момыш-Улы, - я ничего вам не расскажу. Я любил женщину, я испытал страсть, но это ничто в сравнении с любовью, которая возникает в бою. Но кто не испытал радости победы над врагом, радости боевого подвига, тот не знает, что такое самая сильная, самая жгучая радость. Он резко придвинул журнал к лампе - все его движения были резкими, даже когда он бросал спичку, закурив, - перелистал, склонился над раскрытой страницей и отбросил. Даже в минуты волнения он не коверкал слов и оборотов. По темному зеркалу, как говорится в топографии, неширокой медлительной Рузы распластались большие, будто вырезанные листья, на которых летом цвели, наверное, белые лилии. Я не терплю тех, кто пишет о войне с чужих рассказов. Он ответил вопросом: - Знаете ли вы, что такое любовь? На войне, в бою, рождается самая сильная любовь и самая сильная ненависть, о которой люди, этого не пережившие, не имеют представления. Вы не знаете, как дерутся, борются два чувства: страх и совесть. Лишь некоторая неторопливость речи казалась иногда нарочитой. Может быть, это красиво, но я для себя засек: дрянная речонка, она мелка и удобна противнику для переправы. Вам известна совесть труженика, совесть мужа, но вы не знаете совести солдата. Боец наступает вместе с ротой, в него бьют из пулеметов, рядом падают товарищи, а он ползет и ползет. В минуте шестьдесят секунд, и каждую секунду его могут сто раз убить. Взяв папиросу и с резким щелканьем захлопнув портсигар, он упрямо закончил: - Если вы все-таки когда-нибудь будете обо мне писать, называйте меня по-казахски: Баурджан Момыш-Улы. За рекой виднелась даль - открытые поля и отдельные массивы, или, как говорят, клины, леса. Хотя никто из нас, как сказано, не ожидал здесь вскорости боев, но нам была поставлена задача: оборудовать оборонительный рубеж, и следовало выполнить ее с полной добросовестностью, как положено офицерам и солдатам Красной Армии. Вы бросали когда-нибудь гранату во вражеский блиндаж? Пусть будет известно: это казах, это пастух, гонявший баранов по степи; это человек, у которого нет фамилии. Еще не веря удаче, я угадывал: вот они, страницы долгожданного повествования. В одном месте, несколько наискосок от села Новлянского, лес на противоположном берегу почти вплотную примыкал к воде. Первые вестники отступления появились на следующий день: брели жители, где-то оставившие все; среди них встречались бойцы, выбиравшиеся мелкими группами из окружения. Жена, вероятно, делилась с вами радостями материнства. На столе лежал номер журнала, где был напечатан очерк о панфиловцах, о бойцах того самого полка, которым командовал Баурджан Момыш-Улы. - На войне я прочел книгу, написанную не чернилами, а кровью. Свои блестящие черные волосы, упрямо непокорные гребенке, Баурджан в шутку называл лошадиными. Этот казах свободно владел богатством русской речи. С таким расчетом, думалось мне, надо готовить укрепления. Я не знаю, красив или нет был расстилавшийся перед нами вид.

Спартак футбольный клуб, Владикавказ — Википедия

Вам известна радость любви и, быть может, радость творчества. Я пытался спорить, но Баурджан Момыш-Улы был непреклонен. Я отправился к панфиловцам и, еще не ведая ни имени, ни звания человека, который расскажет историю великой двухмесячной битвы, верил: я встречу его. Это был Баурджан Момыш-Улы, в дни битвы под Москвой старший лейтенант, а теперь, два года спустя, гвардии полковник. По привычке корреспондента я вынул записную книжку. По-монгольски смуглое, слегка широкоскулое, часто непроницаемо спокойное, особенно в минуты гнева, оно было украшено на редкость большими черными глазами. В бою, по нашим уставам, такой участок велик даже для полка. Я был уверен, что, если противник действительно подойдет когда-нибудь сюда, его встретит на наших семи километрах не батальон, а пять или десять батальонов. В семидневном сражении под Крюковом, в тридцати километрах от Москвы, панфиловцы вместе с другими частями Красной Армии сдержали напор немцев и отбросили врага. Должно быть, он любит, подумалось мне, чтобы его понимали мгновенно. Профиль Баурджана был похож, чудилось мне, на этот рельефный оттиск. Моему батальону было отмерено семь километров по берегу извилистой Рузы. Предприняв второе, ноябрьское, наступление на Москву, противник вбивал клин в том же направлении, где опять-таки дрались панфиловцы. В его тоне я уловил странную нотку, которая в тот момент показалась ноткой раздражения. Он сказал, что в переводе на русский Момыш-Улы означает сын Момыша. Оно казалось вырезанным из бронзы или из мореного дуба каким-то очень острым инструментом, не оставившим ни одной мягко закругленной линии. На твердых синих переплетах собрания сочинений Майн Рида или Фенимора Купера было вытиснено в профиль худощавое лицо индейца. Утром шестого октября я получил приказ: поднять батальон по тревоге и выступить к ближайшему железнодорожному разъезду. Оставив батальон близ села, в лесу, я с командирами рот отправился на рекогносцировку. Я долго искал человека, который мог бы рассказать о битве под Москвой, - человека, чье повествование охватило бы замысел и смысл операций и вместе с тем повело бы туда, где проверяется и решается все, - в бой. В тяжелые дни октября, когда немцы прорвались под Вязьмой и на танках, мотоциклах, грузовиках двигались на Москву, подступы к Волоколамскому шоссе закрыла 316-я стрелковая дивизия, ныне известная как 8-я гвардейская дивизия имени генерал-майора Панфилова. Лицо Баурджана Момыш-Улы напоминало о резьбе, а не о лепке. Выехав из Казахстана, мы полтора месяца прожили в болотах Ленинградской области, в тридцати - сорока километрах от фронта, на так называемой второй линии обороны, числясь резервом Главного Командования. Глаз сразу отметил силуэт невысокой колокольни, черневшей в мутном небе. Изучив материалы, я знал, что, наступая на Москву в октябре и в ноябре 1941 года и пытаясь сомкнуть клещи вокруг нашей столицы, противник одновременно рвался к цели напрямик, нанося главный удар вдоль Волоколамского, а затем Ленинградского шоссе. В его лице не было мечтательной мягкости, свойственной, как принято думать. Существует множество лиц, которые кажутся вылепленными - иногда любовно, тщательно, иногда - как говорится - тяп да ляп. До середины октября, до момента, когда начались сражения на подмосковных рубежах, мы в боях не участвовали. Даже мне, командиру батальона, до поры до времени этого знать не полагалось. Поезд несся к узловой станции Бологое, минуя с ходу промежуточные пункты. Но кто-то торопил, кто-то подхлестывал наши эшелоны. На рассвете по схваченной морозом дороге, по затвердевшей, вывороченной колесами грязи мы подошли к селу Новлянскому - самому крупному населенному пункту нашего батальонного участка.

Австралийская лотерея, или можете меня поздравить с крупным.

В первый же вечер знакомства мне посчастливилось услышать, как Баурджан Момыш-Улы беседовал с прибывшими в полк командирами - новичками войны. Неторопливо развивая мысль, он рассказал кстати про один из боев у Волоколамского шоссе. Улучив после беседы минуту, я попросил Баурджана Момыш-Улы рассказать с начала до конца историю боев у Волоколамского шоссе. В школе ему дали два прозвища: Большеглазый и Шан-Тимес. Артиллерийская лошадь везет медленно, ее трудно повернуть, но, поворачивая, она тянет за собой и орудие. В нем, быть может, было все, чего пожелал бы художник, пишущий русский осенний лес, но мне этот выступ казался отвратительным: тут вероятнее всего мог, укрываясь от нашего огня, сосредоточиться для атаки противник. Впервые я встретил их - скитальцев в солдатских шинелях - у батальонной кухни. Их с любопытством рассматривал командир хозяйственного взвода пожилой лейтенант Пономарев, до войны директор не особенно крупного строительства. Я искоса смотрел на сидевших у костра: там кое-кто поднялся, кое-кто лишь пошевелился. - Нет, - ответил Баурджан Момыш-Улы, - я ничего вам не расскажу. Я не сомневался, что Баурджан Момыш-Улы в этом случае был несправедлив. Однако его оценки людей - особенно тех, кто не испытал доли солдата, - нередко бывали излишне колючими. Второе в буквальном переводе означает недоступный пыли. Сюда же собрались повара и бойцы, наряженные в тот день на кухню. Думается, это отчасти объяснялось молодостью Баурджана. В те дни, когда мы встретились, ему исполнилось тридцать лет. Так звался легендарный конь, который скакал столь быстро, что даже пыль, поднятая его копытами, не касалась его. Получив крутой отказ, я перестал настаивать, но немало дней провел бок о бок с Баурджаном. Наступила минута, когда я сказал Баурджану: - А все-таки я напишу про вас.

Боевая фантастика Флибуста

И где-нибудь обязательно упомяну, что в школе вы были Шан-Тимес. Они наконец-то узнали, быть может впервые за эту войну, что значит, когда сзади гонится страх. Житель южного Казахстана, я привык к поздней зиме, а здесь, в Подмосковье, в начале октября утром уже подмораживало.

 


Новейшие прогнозы:
экспресс ставки жб

Экспресс ставки жб
ЖБ ставки на футбол сегодня. Успели поставить все ставки, оценить вероятность того или, есть неограниченный...

сканер вилки ставки

Сканер вилки ставки
Чтобы увидеть вилки и коридоры до 1% зарегистрируйтесь, чтобы. букмекерских вилок в онлайн покажет вам лучшие и прибыльные..

Еще по теме:
как заработать в интернете на ставках на спорт

Как заработать в интернете на ставках на спорт
Как заработать деньги в. как можно заработать в Интернете от. на ставках на спорт”. В...

ставки на зимний спорт

Ставки на зимний спорт
Ставки на спорт - линия ставок онлайн. Все спортивные события на ближайшие 48 часов...